Глава 15

Семейная ссора

 

- Оборотни?

Вопль Розали разорвал тишину.

Совершенное лицо моей сестры оскалилось, искаженное неприкрытой ненавистью, и я ощутил, как в нашей мирной, еще секунду назад полной покоя гостиной, повисла зловещая тишина.

Моя семья в полном составе смотрела на меня.

Это война?

Вопрос, молча заданный шестью разными голосами, долгим страшным эхом зазвенел в моем сознании.

- Эдвард, - голос Карлайла ничем не выдавал возникшее напряжение. – Ты абсолютно уверен?

 - Да, отец. И старик, и мальчишка – оба потомки Эфраима Блэка.

 Ого, да тут пахнет дракой!..

Я видел, как заблестели в предвкушении глаза Эммета.

 - Разве с нашей стороны было нарушение договора? – Карлайл оставался подчеркнуто спокоен.

 - Нет. – Я сардонически усмехнулся. – Скорее в этом можно обвинить их самих…

 - То есть?

 - Ты помнишь, одним из пунктов соглашения было условие, что они не имеют права рассказывать людям о нас? Так вот – они его нарушили. У меня есть свидетель.

  - Погоди, Эдвард… ты хочешь сказать, что они кому-то проболтались? – В голосе Эммета послышались нотки веселья.

Ээ-э-э… кажется, нам просто развязали руки…

 - Да, похоже на то… - Я отчетливо вспомнил рассказ Беллы, когда мы ехали из Порт-Анжелеса. – Мальчишка посчитал, что разговоры их старейшин о «бледнолицых» - это всего лишь сказочные страшилки и рассказал Белле о нашей встрече 70 лет назад. Более того, он поведал ей о договоре, который мы заключили. Мальчишка был абсолютно откровенен и назвал вещи своими именами. Единственное, что его извиняет – он слишком молод и посчитал, что делится с ней местной доисторической басней…

  - Опять здесь замешана эта девчонка! – Розали презрительно фыркнула, с раздражением глядя на меня.

 - Эдвард, - Джаспер медленно спускался по ступенькам в гостиную, скрестив руки на груди, - как эти двое оказались у дома  Беллы? Они следят за тобой?

- Не думаю, что за мной. – Я мысленно вспомнил все, что мне говорила о квилетах Белла. – Я вообще считаю, что эта встреча – случайность. Судя по всему,  старший индеец тесно общается с Чарли Своном и частенько наведывается к нему – посмотреть бейсбол и выпить пива.

 - Не считая того, что дочь Свона, а также еще несколько десятков индейцев все знают о нашем существовании. Во всех подробностях! – Розали саркастически усмехнулась.

Пришлось признать, что мои слова не принесли спокойствия. Как и все присутствующие, я чувствовал, как плотная завеса всегда окружавшей нас тайны превращается в легкую дымку и развеивается, обнажая наше существование перед окружающим миром. Число «посвященных» действительно вдруг стало угрожающе расти. Ситуация становилась все более и более опасной.

 - Со временем они могут проболтаться не только Белле, но и ее отцу. А тот - шериф полиции… – Розалии словно бросила в топку очередную вязанку хвороста.- Это слишком рискованно.

 - Похоже, они вообще перестали соблюдать условия договора – Эммет хмыкнул, и я снова уловил в его словах предвкушение от возможной охоты.

 - Если так дальше пойдет, - саркастично заметила Розали, - скоро весь Форкс узнает, кто мы. И в наш дом валом повалят местные туристы, привлеченные незамысловатой рекламой «Быт и нравы современных вампиров»! А мы будем ходить по городу с бирками на задницах – вампир здесь! Волтури будут просто счастливы узнать об этом!

 - Розали права. Если болтает один мальчишка, где гарантия, что не болтают и все остальные? Эта девушка – настоящий катализатор катастрофы для нас. Слишком много опасных случайностей происходит вокруг нее… - лицо Джаспера стало мрачным и жестким. – Двух мнений тут быть не может. Я поддался на твои уговоры, Элис, в прошлый раз, но пока ситуация только ухудшается. Теперь мы уже не можем оставлять все на самотек. Речь идет не о слухах, а о реальных фактах. Нам ПРИДЕТСЯ уничтожить всех, кто может хоть как-то подтвердить факт нашего существования.  – Он сжал челюсть - Если Эдвард не способен действовать в интересах семьи, мне придется это сделать вместо него.

Я слушал его, всеми порами ощущая, как смертельные для жизни Беллы намерения утверждаются в его сознании. Он принял хладнокровное решение, и в данный момент просто обдумывал его детали.

…лучше  расправиться с ними ночью… со всеми  без исключения …свидетели слишком опасны…я справлюсь один… они должны умереть…и Белла Свон тоже…

Мне хватило того, чтобы уловить лишь звук ее имени в мыслях Джаспера, увидеть тень ее безжизненного тела, распростертого у его ног. В эту же секунду я совершил молниеносный бросок. Все наставления Карлайла, наши взаимные братские чувства, обезумевшие от горя глаза Элис и Эсми – все это было потеряло смысл перед лицом угрозы, которую представлял для Беллы мой брат. Ради ее жизни сейчас я был готов убить его. Ради ее жизни сейчас я был готов лишиться своей семьи. Отныне дыхание Беллы стало моим дыханием, ее жизнь стала моей жизнью. Я тоже принял решение.

Меня схватили в метре от горла Джаспера. Как во сне я услышал крик Эсми – она бросилась вперед, чтобы встать между нами. В мгновение ока Карлайл и Эммет растащили нас, как двух оскалившихся бультерьеров, готовых к смертельной схватке.

 - Эдвард! – голос отца зазвенел в моих ушах. – Очнись, сын!

Я чувствовал, как его крепкие руки обхватили меня. Перепуганное лицо моей матери, вцепившейся в отвороты моей рубашки. Напротив меня – Джаспер, руки которого буквально скрутил Эммет. Розали, пытающаяся удержать от ответного броска бывшего бойца с новорожденными. Между всеми нами подобно каменному рефери застыла Элис. Бледная словно призрак.

 - Эдвард! Джаспер! Прекратите ради бога!

Я чувствовал, как мое сознание медленно очищается от охватившей его вспышки ярости. Весь мой мир, бывший таким привычным и спокойным, отныне рухнул. Только что я едва не разорвал на кусочки моего брата. Только что я чуть не лишил смысла жизни Элис. Только что я чуть не сделал несчастными всех членов моей семьи.

 - Эдвард… - с бескровных губ моей сестры мое имя слетело с мольбой. – Джас бы ничего не сделал… не поговорив со мной…

 - Я знаю, Элис.  – Мне пришлось сделать глубокий вдох, прежде чем ответить. - Я знаю.

Хватка Карлайла ослабла, и он медленно выпустил меня из крепких рук. Эммет уже не держал Джаспера, и мы все, как нашкодившие школьники, неловко застыли друг напротив друга.

Я медленно сделал шаг навстречу брату и хрипло произнес:

 - Прости. Она – это все, что у меня есть. Я буду защищать ее до последнего вздоха. И без колебаний убью любого, кто хотя бы в мыслях позволит себе причинить ей зло.

В гостиной повисло напряженное молчание. Карлайл и Эммет замерли, готовые в случае любого срыва снова растащить нас.

Я протянул Джасперу раскрытую ладонь.

 - Если бы на месте Беллы была бы Элис… Джас, ты поступил бы точно так же, как и я…

Я увидел, как он на долю секунды допустил возможность угрозы для моей сестры от нас подобных и сжал челюсти.

 - Прости меня за то, что набросился на тебя. Прости, что не смог сдержаться…

Джаспер медленно вложил свою ладонь в мою, и мы обнялись.

- Семья?

 - До скончания веков!

Я услышал вздох, прокатившийся по гостиной.

 - Ладно, ребят, прекратите. А то я сейчас расплачусь!

Бас Эммета вывел нас из задумчивости, и все рассмеялись, почувствовав облегчение.

Эсми снова села рядом с Карлайлом, а Розали, все еще раздраженная, опустилась на диван рядом Эмметом

 - Слушайте, - заявил Эммет, играя пультом от телевизора как завзятый эквилибрист, - раз уж все так счастливо закончилось, давайте обсудим в более мирном ключе - что нам делать с квилетским племенем. Может им захочется еще с кем-нибудь потрепаться о нашем договоре?

Все посмотрели на меня.

 - Не думаю. – Я покачал головой. – Мальчишка проболтался только потому, что не придавал значения тому, что знал.

 - А каким образом он проболтался? Вот так пришел и именно ей начал рассказывать местные индейские легенды?

 - Нет, - я покачал головой. – Белла встретилась с ним в Ла-Пуш.

 - В их резервации? А как она там оказалась?

 - Вместе с друзьями поехала на пляж – кататься на досках.

 - И что? Именно ей он начал рассказывать свои истории?

 - Дело в том, что она сама его спросила. Пытаясь понять, почему люди считают нас… не совсем обычными. И, кроме того… она ему просто нравится. Видимо, захотел произвести на нее впечатление.

Я не стал вдаваться в подробности о том, что Белла кокетничала с ним, чтобы выведать побольше информации о моей семье и обо мне.

 - Эдвард, ты сказал, что оба этих потомка еще не преображались? – Карлайл сосредоточенно о чем-то раздумывал.

 - Судя по запаху - нет. Ты же помнишь, вся стая постепенно вымерла много лет назад вместе с Эфраимом Блэком. Возможно, волчий ген в племени безвозвратно утерян. Хотя…

 - Что хотя?

 - Старший Блэк явно придерживается версии, что легенды – это чистая правда. Я ощущал с его стороны острую волну ненависти в мой адрес.

 - Белла что-нибудь подозревает об их истинной природе?

 - Нет. Абсолютно ничего. Она, как и младший Блэк, считает, что стая оборотней-защитников – это легенда племени квилетов, и о реальном волчьем прошлом в их истории ей ничего не известно.

 Карлайл встал, прошелся по комнате и снова посмотрел на меня.

 - Похоже, пока нам никакой существенной опасности не грозит. Конечно, при условии если Белла больше не будет задавать никаких вопросов и, вообще, будет держаться подальше от индейской резервации. Будем считать, что это была случайная утечка информации, и больше такого не повторится.

 - Да, при одном условии. – В голосе Розали послышалась ядовитая нотка. – Если эта девчонка сама никому ничего не разболтает.

Я обреченно вдохнул. Справиться с неприязнью Розали к Белле будет непросто.

 - Роуз, она никому ничего не скажет. – Эсми примирительно погладила ее по плечу. – Если бы она хотела это сделать, она бы это уже давно сделала.

 - Я не понимаю! – Розали резко поднялась со своего места и сделала шаг к Карлайлу. – Как вы можете так спокойно об этом говорить? Ведь она знает о нас буквально все. Ей ведь в любой момент могут надоесть эти любовные игры, и она переключится на какого-нибудь другого мальчишку! Может быть, пока Эдвард затронул ее воображение, она и помалкивает, а если розовый туман рассеется? Люди ведь крайне непостоянны!

Все во мне внезапно сжалось от боли при мысли, что Белла потеряет ко мне интерес. Я знал, что рано или поздно это должно было произойти – люди часто влюбляются на протяжении своей недолгой жизни, - но мое сердце отрицало даже намек на это. Все во мне страстно хотело ее только для меня одного…  Когда-то я мнил себя храбрецом, готовым разумно и неэгоистично размышлять, и вот Белла в очередной раз легко разбила мою самоуверенность. Меня пробирала дрожь страха, стоило мне представить, что однажды мне придется взглянуть в ее абсолютно равнодушные глаза. Ведь в отличие от всех других мужчин на земле, для меня рядом с ней в ее человеческой жизни не могло быть завтра…

 - Роуз… - Эммет обхватил сестру за талию, и что-то шепнул на ухо, поглядывая в мою сторону. Кажется, он попросил ее пока не трогать эту тему.

Я поднял глаза. Мама с жалостью и тревогой смотрела на меня. Еще пять минут назад я был похож на свирепого хищника, готового растерзать весь мир. А сейчас, словно трусливый заяц, сидел на ступеньках гостиной, тупо глядя перед собой. Жалкое зрелище!

Рядом со мной на ступеньку сел Карлайл.

 - Не обращай внимания на Розали, Эдвард. – Его рука мягко легла мне на плечо. – Ей трудно иногда справиться со своим тщеславием, и она не понимает, какую боль могут причинить ее слова близким людям. Ею просто движет забота о защите семьи, и здесь она готова пустить в ход любые средства.

 - Я создал семье проблемы…

 - Нет ничего такого, с чем мы не могли бы справиться. И если эта девушка имеет для тебя такое значение, значит, мы примем ситуацию такой, какая она есть. Если ты и она – неотделимы, значит, с этого дня она станет членом нашей семьи.

Мой сын…почему тебе, самому достойному из нас, выпало такой тяжкий путь… Какую боль ты сейчас испытываешь… И как жаль, что я ничем, совсем ничем не могу тебе  помочь…

Я закрыл глаза, сгорая от невыносимого чувства стыда. По какой-то неведомой мне причине отец считал меня лучше, чем я был на самом деле, и даже то, что я сегодня чуть не убил моего собственного брата, ничуть не изменило его мнение обо мне. Карлайл любил меня с той же силой, с какой я себя ненавидел. Его безграничное доверие, его постоянное стремление ставить меня выше, чем я того заслуживал, только усиливали мое искреннее презрение ко мне, реальному. Мне причиняло нестерпимую боль мое несоответствие его представлению обо мне.

Карлайл снова коснулся рукой моего плеча.

 - Иди, Эдвард. Уже достаточно поздно – она, наверняка, уснула…

Я поднял на отца полные боли глаза. Он не умел читать мысли, но он знал… Он все обо мне знал.

 - Иди, сынок…

Я встал, шатаясь. Возможность увидеть Беллу, погрузиться в ее неповторимый аромат, ощутить радость от ее присутствия именно сейчас казались мне незаслуженным подарком, который я обманом получал у судьбы. Она тоже не знала, какое чудовище находилось рядом с ней…

 - Эдвард…

Элис все еще стояла в некотором отдалении от нас. Она явно хотела поговорить со мной.

 - Это не подождет до завтра?

 - Нет. Сейчас.

Мы вышли из гостиной и поднялись в мою комнату.

 - Ты все еще сердишься на меня из-за Джаса? – я неловко прислонился к стене, чувствуя себя безответственным идиотом.

 - Нет.  – Элис тяжело вздохнула. – Я знаю, что он поступил бы точно так же. Из-за меня. И какой смысл обвинять тебя в том, что ты защищаешь ту единственную, которую так долго искал…

  - Тогда в чем дело?

Элис посмотрела на меня с лукавой улыбкой.

 - Я хочу предложить тебе завтра поохотиться со мной.

Мне это было удивительно.

Наш стиль охоты с Элис сильно разнился, и без лишней необходимости мы никогда не охотились вместе. Чаще она уходила с Джаспером или Эсми и Карлайлом.

 - Почему? Что-то случилось? Джаспер не хочет пойти с тобой?

 Она снова улыбнулась, снисходительно посмотрев на меня как на маленького глупого ребенка.

 - Нет, я хочу, чтобы завтра именно ТЫ пошел со мной на охоту.

Я в недоумении посмотрел на нее.

 - Есть что-то, что ты хочешь мне сказать?

Элис рассмеялась.

 - Да нет же, глупый! Я думаю, что ТЕБЕ есть о чем со мной поговорить! Разве я не единственная сейчас, кому ты можешь рассказать о Белле без опасения быть непонятым?

Я недоумевающе поднял брови.

Она терпеливо вздохнула

 - Ты ведь собираешься провести с Беллой всю субботу наедине?

Я на секунду закрыл глаза, ощутив привычный вспышку огня в горле. Рефлексы до конца пока подавить не удавалось. Да, мне необходимо было предельно насытиться, чтобы оградить Беллу от малейшей опасности.

Легкая улыбка тронула мои губы.

 - Ты решила предложить мне подстраховаться, чтобы не испортить первое свидание?

- Ну…- Элис лукаво улыбнулась мне в ответ. – Я не хочу, чтобы ты произвел впечатление неадекватного ухажера.  – Ямочки заиграли на ее щеках. - Кроме того, у моей будущей подруги должны остаться об этом дне самые лучшие воспоминания…

 - Ты что-то увидела такое, что может испортить этот день?

Я посмотрел на картинку, которую прокрутила передо мой Элис. Солнце заливало всю поляну, и его лучи сверкали мелким бриллиантовым блеском на моей коже. Мы с Беллой сидели на траве, и она осторожно гладила мою руку.

Все было идеально.

 - Я пока не вижу ничего предосудительного, – я едва сдерживал широкую улыбку.

 - Вот чтобы ничего предосудительного не произошло, ты и должен завтра поохотиться со мной. – Она дернула плечиком, считая разговор завершенным. – Завтра после ленча я заберу тебя с уроков.

Значит, я не смогу завтра отвезти Беллу домой. Это мне не понравилось.

 - Ах, да, я забыла тебе сказать! – Элис уже выходила из моей комнаты и невинно смотрела на меня с порога. – Пикап Беллы мы подгоним к школе, чтобы она могла добраться на нем домой. Так что утром ты можешь со спокойной совестью заехать за ней!

 Я с улыбкой признал свое поражение.

 - Элис, ты невозможна!

 - Но разве это не моя прерогатива – видеть будущее? – Она рассмеялась и выпорхнула из комнаты.

Теперь ничто не мешало мне отправиться к дому Свонов. Я взглянул на часы – было уже около часа ночи.

Пора!

Путь до дома Беллы занял не более пяти минут.

Свет в ее окне не горел и я без опасений заглянул в него.

Белла спала. Ее волосы как обычно разметались по подушке, простыня обвила ноги. Одну руку она сложила под головой, другую свесила с края кровати. Она спала спокойно, чуть заметно улыбаясь, как будто видела сладкий детский сон.

В эту минуту я понял, что я ошибался

Это не мне было суждено стать ее ангелом.

Это она была моим искуплением.

Бесценным даром, отпущенным мне свыше вдруг смилостивившимся надо мной небесами.