Глава 16

Сомнения

 

Я покинул Беллу, когда за окном уже светало. Мне не хотелось, чтобы предрассветные лучи потревожили ее сон – я осторожно подвинул штору, стараясь, чтобы та выглядела так же, как и вчера вечером.

Я всю ночь просидел в кресле-качалке, наблюдая за тем, как безмятежно спит мое самое драгоценное сокровище. Тени от деревьев играли на стенах ее комнаты, легкий шум доносился из окна, но моему сознанию было доступно только дыхание Беллы, спокойное биение ее сердца – отныне главный метроном моего существования. В эту ночь она была в безопасности – я был рядом с ней.

Сегодня мне ничего не удалось узнать о ее снах: она спала так глубоко, что ничто не выдавало ее тайных мыслей. Я просто смотрел на нее, вдыхая ее неповторимый аромат и наслаждаясь отпущенным нам временем. Пусть она не знает, что я рядом с ней. Эти минуты ее спокойного сладкого сна отныне будут принадлежать мне как самое дорогое воспоминание. Утром, когда начало светать и неяркий свет проник в ее окно, пришлось, пусть и на короткое время, снова покинуть Беллу, чтобы сменить одежду и привести себя в порядок.

Мой дом встретил меня спокойной тишиной.

Карлайл уже уехал на дежурство в больницу. Эсми, судя по услышанным мною поэтическим строкам, была в своей комнате – она читала книгу. Мама любила читать: отец пристрастил ее к этому занятию много лет назад. Кажется, сегодня это был Лорка…

 - Да прекратишь ты или нет, грубый медвежонок!

Розали со смехом отбивалась от Эммета, который своими двусмысленными поползновениями не давал ей выбирать одежду. Обычно у нее это отнимало не менее часа, а мой братец был не расположен столь по-пустому тратить утренние часы.

 - Хватит, Эм, мы ведь только что выбрались из постели!

 Мне всегда приходилось чувствовать себя крайне неловко, оказываясь невольным свидетелем чужой личной жизни.

 - Из-за тебя мы опять опоздаем в эту дурацкую школу!

Похоже, Эммета это не убедило.

 - Кому нужна школа? Ты сегодня так чертовски соблазнительна…

Я видел, как бушуют гормоны моего брата при виде Розали, одетой лишь в черно-красное кружевное белье.

 - Брось свои шмотки! Иди ко мне…

Я в доли секунды оказался в своей комнате и успел захлопнуть дверь до того, как Эммет протянул руки, чтобы сдернуть с моей сестры верхнюю, на его взгляд, лишнюю часть ее туалета.

Мне пришлось выключить сознание.

Иногда было очень мучительно сосуществовать с этой парочкой в одном пространстве, и быть вовлеченным в их столь бурную интимную жизнь. Когда-то мне казалась совершенно дикой зацикленность их отношений на сексе – они и часа не могли протянуть друг без друга, постоянно смакуя мысли о своих физиологических ощущениях. Элис и Эсми устали покупать им в комнату новую мебель, и не проходило и дня, чтобы кто-то из нас не натыкался в комнатах на характерные следы от ногтей. Однажды я даже в раздражении попросил брата хотя бы в течение одного дня думать о чем-нибудь другом, кроме секса. В результате мы были вынуждены отселить нашу сладкую парочку подальше, чтобы они дали нам возможность наслаждаться покоем и собственной жизнью. У них ушло более 10 лет, чтобы утихомирить свое бушующее либидо и научиться мирно сосуществовать с остальными членами семьи.

Я быстро сменил одежду. У меня еще оставались лишние тридцать минут времени до того, как я смогу поехать за Беллой. Наверное, она уже проснулась…

 - Эдвард?

Джаспер стоял на пороге моей комнаты.

- Я хочу поговорить с тобой.

Он перешел на речь, хотя этого и не требовалось.

  - Я слушаю тебя, Джас.

Он подошел ко мне ближе

 - Я хочу извиниться перед тобой. Мне действительно вчера не стоило принимать таких скоропалительных решений, не поговорив ни с кем, и…

Я вспомнил, каким было сегодня ночью его лицо. Трудно было его осуждать. Он был бойцом, и принятие быстрых хладнокровных решений всегда было его приоритетной задачей.

 - … и я не подумал… точнее, совершенно не принял во внимание твои эмоции.

Несомненно тут не обошлось без влияния Элис. Возможно, она даже попыталась приблизить его к мысли, чем Белла стала дл меня.

 - Я постараюсь впредь так… не провоцировать тебя. Это твое право – с кем встречаться.

 Я молча слушал его, прокручивая в памяти воспоминания о событиях истекшей ночи.

 - Я хочу просто, чтобы ты понял: сейчас мы, как никогда, зависимы от тебя. И меня это… несколько беспокоит. Ты стал слишком нестабилен эмоционально, и можешь совершить ошибку, которая слишком дорого обойдется всем нам. Безусловно, Элис считает иначе, и мне тоже хочется верить, что ты не наделаешь глупостей, но это ни в какой степени не уменьшает степень риска. Эдвард, я просто прошу тебя соблюдать максимальную осторожность. Мы все очень любим тебя, мы сделаем все, о чем ты нас попросишь, но для меня безопасность Элис превыше всего остального. И, прости, она точно превыше твоих желаний.

Я поднял на него полные усталости глаза.

 - Джас, я знаю. Поверь, мне меньше всего хотелось бы, чтобы вы все были вовлечены в то, что происходит. Но я не могу прекратить все это. Я действительно НЕ МОГУ не встречаться с Беллой Свон. Это выше моих сил.

 - Я не прошу тебя не встречаться с ней. Я прошу тебя быть внимательным. И оценивать то, что ты делаешь. Ты всегда был самым хладнокровным в семье, Эдвард. Хотя, согласен, по отношению к нам слово «хладнокровный» звучит довольно двусмысленно.

Мы оба усмехнулись его оговорке как веселой шутке.

 - И я хочу еще тебе кое-что сказать. – Он посмотрел на меня так, как смотрят родители на несмышленого ребенка. – Несмотря ни на что, я люблю тебя. Я хочу, чтобы ты всегда помнил об этом.

Мне сдавило грудь и моих сил хватило только на то, чтобы молча кивнуть.

 - Кстати, Элис хочет у тебя что-то узнать.  – Он кивнул головой. – Поговори с ней, прежде чем уедешь.

 - Хорошо.

Джаспер открыл дверь, чтобы выйти из комнаты.

 - Джас?..

 - Да?

 - Я тоже люблю тебя.

Он улыбнулся мне, и я почувствовал, как волна покоя окутала меня как золотистая дымка.

Мы нечасто с ним признавались друг другу в братских чувствах, и даже то, что он сейчас намеренно распространил на меня свой дар, не могло скрыть особую тонкость этого момента.

Элис действительно ждала меня внизу, нетерпеливо топая ножкой.

 - Ну так как, надеюсь ты не передумал?

Я улыбнулся, глядя на ее ершистую прическу.

 - Когда ты просишь меня о чем-то и я это обещаю, разве я часто передумываю?

 - Отлично! Тогда после ланча я тебя забираю!

 - Но при одном условии! – Я поднял палец. – Необходимо пригнать пикап Беллы к школе, чтобы она могла добраться на нем до дома.

 Элис невинно пожала плечами.

 - С каких это пор угон машины, да еще такой доисторической, стал для нас проблемой?

Мне нечего было ей возразить, и я проследовал к выходу. Сейчас я стремился только к одному – побыстрее оказаться около дома Свонов и увидеть глаза Беллы.

Окунуться как в омуты в глубоких океана цвета теплого шоколада, до краев наполненных тайнами и нежностью.

Я смотрел вслед машине ее отца, когда услышал, как скрипнула, открываясь, входная дверь дома. Белла повернулась, чтобы закрыть ее и, сбежав с крыльца, устремилась к моей машине.

Она не помедлила, как в прошлый раз, прежде чем подойти. Она сама открыла дверь и села рядом со мной на переднее сиденье.

Рядом со мной.

Как будто так было всегда.

Я хотел, чтобы так было всегда.

Потому что теперь это место навечно было отдано ей одной.

Ее запах заполнил каждый уголок «Вольво», как обычно заставив мой желудок рефлекторно сжаться, а рот наполниться ядовитой слюной. Она даже не знала, какой аппетитной и свежей в этот момент была. Сладкий запах ее крови будоражил мое сознание, рождая искусительные картины. Я мысленно убрал свои зубы подальше.

Я был болен любовью к ней.

Больше всего мне хотелось протянуть руку и дотронуться до ее нежной щеки. А лучше прильнуть губами к ее теплым, зовущим губам, вкусив их головокружительную сладость. Собрать все мои ощущения воедино и утонуть в них, как в глубоком омуте.

Вместо этого я мог позволить тебе только улыбнуться ей.

 - Как спала? – я знал ответ на этот вопрос лучше, чем она сама.

Белла смотрела на меня сияющими глазами.

 - Отлично! А как ты провел ночь?

Я усмехнулся, вспомнив все события, предшествовавшие нашей встрече.

 - Неплохо!

 - Могу я спросить, чем ты занимался?

Ее маленькое упрямство позабавило меня. Неужели она думала, я забыл, что сказал ей на прощание вчера?

 - Нет! – Я завел машину, и мы тронулись с места. – Сегодня все еще моя очередь.

В оставшиеся мне сегодня  часы я хотел побольше узнать о ее семье. Об ее отце я уже кое-что знал: во всяком случае, часть своего дара быть недоступной для моих попыток прочесть ее мысли, Белла взяла от него. Я мог слышать его размышления, но с величайшим напряжением и по большей части времени отрывочно, будто ловил радиоволну с помехами. О ее матери я не знал практически ничего, и мне хотелось побольше выяснить о женщине, с которой Белла провела большую часть своей жизни.

От ее рассказа у меня осталось странное ощущение. Она говорила о матери так, как говорят о неразумном ребенке – с любовью, но отеческой заботой. Как будто это ей, Белле Свон было ближе к 40, а ее матери – 17. Я видел хрупкую, еще вполне молодую женщину, лишенную какого бы то ни было практического подхода к жизни. Влюблявшуюся без памяти не в очень достойных людей, тонко, но не глубоко чувствующую, обладавшую интуицией, но всякий раз нелепо обманывавшуюся. Белла рассказывала об этом, как рассказывают о детских шалостях: с грустью уже повзрослевшей женщины. Она знала все перипетии ее встреч и разрывов, со вздохом сетовала на мамину беспечность и безалаберность. Новый мамин муж нравился Белле – во всяком случае, она без опасений предоставила ему все заботы о ней. Их отношения вообще мало напоминали отношения матери и дочери – они были скорее неразлучными близкими подругами, между которыми практически не было никаких тайн.

Единственное, о чем Рене еще не знала – это о моем существовании в жизни Беллы.   

И я с горечью подумал о том, что ей лучше никогда ничего не знать об этом.

Помимо отношений с мамой, мне хотелось знать еще одну сторону жизни Беллы в Финиксе. По правде говоря, эта сторона интересовала меня больше всех остальных, вместе взятых, но я все откладывал свои вопросы о ней на потом, надеясь и страшась узнать истину. Больше всего я боялся и хотел выяснить, встречалась ли Белла с кем-нибудь… до нашего знакомства.

Я опасался этого разговора до такой степени, что сам не хотел признаться себе в этом. Моя безумная ревность к ее ухажерам здесь, в Форксе, наглядно продемонстрировала мне, какую реакцию у меня могут вызвать даже попытки других приблизиться к ней. Был ли в жизни Беллы человек, с которым ей хотелось бы быть вместе? Влюблялась ли она когда-нибудь раньше? Прикасался ли кто-нибудь к ней так, как мне хотелось к ней прикоснуться? Возможно там, в Финиксе был человек, который знал вкус ее губ и нежность ее кожи… Может быть, с кем-то она уже делила долгие жаркие вечера, а возможно и ночи…

Расспросы о ее друзьях ни к чему не привели - она часто предпочитала обществу матери общество своих сверстников. Но этот ответ меня не удовлетворил, и, собравшись с силами и придав голосу максимальное безразличие, я задал Белле свой главный вопрос:

 - Ты уже встречалась с кем-нибудь?

Она взглянула на меня с удивлением.

 - О чем ты?

 - Ну… я имею ввиду, с другими мальчиками.

Белла густо покраснела и опустила глаза.

 - Нет, - буркнула она едва слышно.

Меня насторожила ее реакция.

 - Вообще никогда?

Она покраснела еще сильнее, и с нажимом ответила:

 - Вообще.

Если она надеялась, что я остановлюсь на достигнутом, она ошибалась.

 - И… никто даже не пытался ухаживать за тобой?

Я чувствовал ее смущение, ее неловкость, но моя потребность знать о ней все, была сильнее, чем необходимость соблюдать дистанцию.

 - Нет. – Она опустила голову и, казалось, сделала попытку спрятаться от моего пристального взгляда за своими густыми волосами.

Я не мог в это поверить.

Неужели никто до меня не обратил внимания на ее красоту и такую разительную непохожесть на других?

Неужели никто…?

— Значит, ты еще не встретила парня своей мечты?

— В Финиксе не встретила! — в ее голосе послышались нотки раздражения, и я был вынужден прекратить расспросы.

Невероятно.

Я готов был бороться с тысячами мифических молодых людей, которые когда-то пытались произвести на нее впечатление, но, как оказалось, этого не требовалось. Они все, как один, оказались слепы. Они прошли мимо нее.

Неужели они надеялись, что я не воспользуюсь их оплошностью?

Они и не подозревали, какое сокровище упустили из виду.

И второго шанса я постараюсь им не предоставить.

Сейчас мы сидели в столовой за ленчем, и я то и дело ловил мысли Элис, адресованные мне.

Она ждала меня.

Мне нужно было сказать Белле, что я не смогу отвезти ее домой. Что нам придется провести вечер не вместе. Я с утра оттягивал этот разговор, не желая омрачать день, но времени практически не осталось. Риск совершить что-то непоправимое был слишком велик, и мне нужна была эта охота, чтобы загнать чудовище, сидящее внутри меня, как можно дальше. Завтра был решающий день. И я не хотел, чтобы для Беллы встреча наедине со мной представляла хоть малейшую угрозу.

Пусть она сама и не желала видеть этой угрозы.

 - Вопросов еще много? – Белла лукаво смотрела на меня, подперев подбородок руками.

 Что я мог ответить? Всей моей вечной жизни не хватит, чтобы удовлетворить мое желание знать о ней все.

А Белле, по всей видимости, придется дать передышку.

 - Достаточно, — я улыбнулся ей, — но перерыв ты вполне заслужила!

 - Интересно, что еще ты хочешь узнать? — она удивленно смотрела на меня. — Ведь богатой событиями мою жизнь не назовешь!

Судя по всему, Белла так и осознала мое безумное стремление знать все о каждой минуте, которую она прожила вдали от меня.

- Только не для меня!

Я увидел, как румянец заливает ее лицо, и она опустила ресницы, спрятав от меня два зеркально чистых озера ее глаз. Мне невыносимо хотелось прикоснуться к ней, однако делать это в школьной столовой, где мы сейчас сидели, явно не стоило.

 - Эдвард!

 В мыслях Элис слышалось нетерпение. Я еле заметно вздохнул. За утро я так и не нашел в себе сил сказать Белле, что мне нужно покинуть ее до завтрашнего утра. Похоже, сейчас эта минута настала.

 - Кстати, - как можно более равнодушным голосом сказал я, - сегодня тебе было лучше самой сесть за руль.

Белла подняла на меня удивленные глаза.

 - Почему?

Я собрался с силами. Если я хочу, чтобы завтра она была максимально защищена, нам обоим будет лучше, если я съезжу на эту охоту.

 - После ленча мы с Элис уезжаем.

Я увидел, как сразу потускнели ее глаза и опустились уголки губ. Неужели она так расстроилась сейчас только из-за того, что я ухожу?

— Ясно, — в ее голосе явно прозвучало разочарование. — Ничего страшного, я прогуляюсь, тут недалеко.

Она что, всерьез думает, что я позволю ей одной идти до дома?

 -  Нет, пешком ты не пойдешь.  – Сама мысль об этом поражала своей нелепостью. - Мы пригоним твой пикап и оставим на стоянке.

 -  Я не взяла с собой ключ… Ничего, я с удовольствием прогуляюсь!

Белла явно считала, что для меня будет большой проблемой найти в ее доме ключ от ее доисторической четырехколесной развалины? Что бы она сказала, если бы узнала, что в момент охоты запах ее крови я могу почувствовать, находясь за несколько миль от нее? Что я улавливаю отголоски этого запаха там, где она находилась: в лесу, в школе, в моей машине, даже если она покинула это место много часов назад. А тут какая-то ржавая железка… Смешно, ей-богу.

Мне осталось только покачать головой в ответ на ее слова. Никакой охоты попросту не будет, если пикап с ключом в замке не будет ждать ее на стоянке через 15 минут после моего отъезда.

— Пикап будет на стоянке, вместе с ключом, — если ты, конечно, не боишься, что кто-нибудь может его украсть!

Белла отпила через соломинку немного колы, недоверчиво глядя на меня и словно принимая решение о чем-то.

 - Ладно. – В ее голосе послышалась детская обида и упрямство, заставившие меня еле заметно улыбнуться. Она явно мне не поверила, считала, что я ее разыгрываю, и приготовилась добираться до дома своим ходом. Ну что ж, ее ожидало маленькое разочарование.

 - Куда вы уезжаете? — Она посмотрела на меня с любопытством.

Все во мне замерло. Ответ на этот вполне будничный вопрос всякий раз заставлял меня внутренне сжиматься. Белла не должна, не должна воспринимать это так спокойно! Неужели она так и не поняла, как я для нее опасен? И то, что я сегодня вынужден уехать – это моя последняя жалкая попытка сделать нашу завтрашнюю встречу максимально для нее, Беллы, безопасной. Как же мне донести это до ее сознания…

— На охоту, — я был сух и краток. — Если завтра я останусь с тобой наедине, следует принять повышенные меры безопасности. — Я должен был дать ей шанс изменить свое решение. — Знаешь, ты ведь еще можешь передумать!

Она должна, должна понимать, с кем пытается связаться. Я не хотел, чтобы моя внешность, мягкие обходительные манеры вводили ее в заблуждение. В моем лице она имела дело с жестоким плотоядным хищником, сходящим с ума от запаха ее крови и отчаянно борющимся с единственным желанием – немедленно вцепиться в свою добычу острыми зубами. А та, вместо того, чтобы следовать инстинкту самосохранения и бежать без оглядки, слепо и добровольно сейчас сама шла ко мне прямо в руки.

В эту минуту я сердился на нее за ее наивность и беспечность в моем присутствии. Я прожигал глазами ее опущенное лицо, переплетенные пальцы, я отчаянно хотел постичь причину ее столь безграничного и искреннего доверия ко мне. Доверия, которого я нисколько не заслуживал.

Наконец, Белла подняла на меня глаза. В ее глазах горело столь знакомое мне упрямство.

 - Нет, я не передумаю!

Я должен был это предвидеть.

Наша завтрашняя встреча из призрачного «может быть» теперь превратилась в абсолютную реальность. Моя хрупкая надежда на то, что здравомыслие Беллы победит ее желание встретиться со мной без посторонних свидетелей, развеялась как призрачная дымка. Я почувствовал, как ликует внутри меня монстр, заполняя мой рот ядовитой слюной – он был готов воспользоваться предоставляемым ему шансом и насладиться своей победой. Белла  - наедине со мной, ни единой души вокруг, я погружаюсь в ее запах, и мои зубы сами находят ее податливую, мягкую, такую ароматную шею…

 - Эдвард!

В голосе Элис послышалась нотка напряжения – я понял, что моя слабость тут же отразилась на нашем будущем. В эту же секунду я увидел ее видение – я стою на коленях на поляне, в лучах солнечного света держа на руках безжизненное остывающее тело…  Я снова взглянул в доверчивые глаза Беллы – она крутила пальцами трубочку в стакане с недопитой колой.

Живая, теплая, полная жизни.

Она вернется с этого свидания. Чего бы мне это не стоило.

 - Ну что ж… - я попытался собраться с мыслями.

 - Во сколько мы завтра встречаемся? – Белла подперла подбородок кулачком и снова в упор посмотрела на меня.

Тут мне пришлось признаться самому себе, что продумать нашу встречу во всех подробностях я пока не успел.

 - Не знаю…- Я хотел дать ей еще немножко времени на «подумать». - Завтра суббота, разве тебе не хочется выспаться?

Белла быстро отмела эту слабую попытку.

 - Нет. 

У меня не было больше причин заставлять ее ждать. Но о ее страховке стоило задуматься. И самым надежным свидетелем был бы ее отец, видящий, как она покидает дом вместе со мной.

 -  Тогда встречаемся, как обычно. Чарли будет дома?

 - Уедет на рыбалку, — услышал я в ответ и заметил, как бесхитростно засияли ее глаза.

Что ж, даже этого спасательного круга я оказался лишен. Теперь все зависело только от моего самообладания и любви к Белле - ее единственных защитников от того зла, которое жило во мне и настойчиво жаждало украсть ее хрупкую жизнь.

Неужели ничто в ней не кричит ей о благоразумии?

 -  А если ты не вернешься домой, что он подумает?  - я всматривался в ее лицо, пытаясь уловить хотя бы малейшее сомнение или страх, и дать ей возможность избежать встречи.

 - Не знаю…  - Белла задумчиво покрутила перед собой стаканчик с колой, и в ее глазах я заметил искорки смеха. - Я говорила, что собираюсь стирать, и папа может решить, что я упала в стиральную машину.

Мне вдруг захотелось застонать от бессилия – Белла и не думала мне помогать. Она и не собиралась быть благоразумной. Она отделывалась от моих предупреждений шуточками, в то время как я изо всех сил старался оградить ее от опасности. А ее саму, похоже, все происходящее совершенно не пугало. Она не хотела дать себе и мне хотя бы один шанс вернуть ее завтра домой живой и невредимой.  

Таким образом, завтрашнее свидание было идеально.

Идеально для ее убийства.

Неужели она так и будет продолжать вести себя столь легкомысленно?

Вероятно, в эту минуту мой взгляд, устремленный на нее, вряд ли выражал терпение и дружелюбие – и Белла явно отвечала мне взаимностью. Она проявляла недюжинное упрямство в достижении своей цели, нисколько не задумываясь о собственной безопасности.

Однако ей вряд ли стоило рассчитывать на то, что я позволю ей так бездумно рисковать самым дорогим, что у меня сейчас было – ее жизнью.

 - На кого вы сегодня охотитесь? – ее вопрос прозвучал так, как будто она спрашивала у меня, сколько гамбургеров я собираюсь сегодня съесть на ужин.

О Господи!

 - На того, кого поймаем в ближайшем лесу. Далеко не поедем! – Мне бы хотелось, чтобы сейчас ее эта сторона моей жизни интересовала меньше всего.

— Почему ты едешь именно с Элис? – Белла бросила мимолетный взгляд на мою сестру.

Потому что Элис – единственная из моей семьи, с кем я мог говорить о ней постоянно, без риска причинить боль или быть непонятым.

 -  Она самая… надежная и понимающая.

Белла снова искоса взглянула в сторону стола, где сидели мои братья и сестры.

 -  А остальные? — словно оробев, спросила она. — Какие они?

Я вспомнил сегодняшнюю ночь, негодующий взгляд Розали, молчание Карлайла, жалость в глазах Эсми, мрачную решимость Джаспера. Я чувствовал, что каждый из них вряд ли верил в благополучный исход сложившейся ситуации. Во всяком случае – для Беллы.

 - Скептики!

Белла вздохнула, с грустью взглянув на меня.

- Я им не нравлюсь, - она выглядела расстроенной и смущенной.

Возможно, она все-таки заметила раздраженное лицо Розали.

 -  Дело не в этом, - вздохнул я.

Мне не хотелось бы, чтобы она считала, что мои родные плохо думают о ней.

 - Они не понимают, почему я не могу оставить тебя в покое.

 -  Вот и я о том же – с грустью сказала Белла.

Она что, решила взять вину за происходящее на себя? Только этого не хватало!

 - Это опасно не только для меня, - мне нужно было хотя бы попытаться объяснить ей истинную причину беспокойства со стороны моей семьи. — Мы ведь не прячемся, и если наши отношения зайдут слишком далеко…

 - И что? – перебила она меня.

 - А если все закончится плохо? – От одной этой мысли у меня перед глазами все потемнело. Мир без нее превращался для меня в пустыню, лишая мою жизнь всякого смысла. Моя семья вынуждена будет бежать, а отец Беллы… Один неверный шаг с моей стороны, и жизнь всех моих близких будет бесповоротно искалечена. Неужели Белла не понимает, по какому краю она вынуждена скользить, находясь рядом со мной? Я закрыл лицо руками, чувствуя себя эгоистичным чудовищем.

 - Прости, - я услышал шепот Беллы и почувствовал, как тепло ее ладони внезапно приблизилось к моему лицу, а потом отпрянуло. Она хотела прикоснуться ко мне, а потом передумала? Неужели я все-таки ей неприятен?

 - За что?  - я посмотрел на нее как побитая собака, удивляясь тому, что слышу.

Ее ответ потряс меня до глубины души.

 - За то, что делаю тебя несчастным.

Это было невыносимо! Я подвергал опасности ее жизнь, лишал ее обычных человеческих радостей, обижал и причинял боль, а она просила у меня прощения! Ну как такое возможно…

 -  Белла, — я буквально задыхался от ненависти и презрения к самому себе, — ну где же логика?

 - Эдвард! – мысли Элис как тревожный звонок прозвучали в моем сознании. – Время выходит! Если ты не хочешь передумать…Или ты решил досмотреть фильм, который будут показывать на уроке биологии?

О нет, только не это! Опять этот злосчастный фильм. Находиться в темном классе рядом Беллой, купаться в ее аромате, в каких-нибудь нескольких дюймах от ее кожи, горла, ощущать ее неровное дыхание… В третий раз такого искушения я не выдержу.

 - Тебе, наверное, нужно ехать?  - Белла смотрела на меня с печалью.

 -  Да,  - мне пришлось признать неизбежное, и я взглянул на нее с грустной улыбкой, — самое время. Судя по всему, мистер Беннер снова собирается показывать фильм, а я не уверен, что смогу еще раз пройти такое испытание.

Белла внезапно покрылась пунцовой краской и я снова вспомнил, что этот «киносеанс» не для одного меня был нелегкой борьбой с разбушевавшимися чувствами.

Мне не нужно было оборачиваться, чтобы понять, что Элис идет к нам – я слышал ее шаги. Белла оторвалась взглядом от моего лица и с испугом взглянула на мою сестру.

 - Прости, Эдвард, но с твоими темпами мы с Беллой познакомимся только лет через 50.

 - Элис!  - я произнес ее имя нарочито громко, демонстративно не отрывая взгляда от Беллы

 - Да! – мне не нужно было видеть мою обожаемую сестрицу, чтобы почувствовать радость ребенка, прозвучавшую в ее голосе. Она все-таки добилась своего. И не важно – хотел я этого или нет.

 - Элис - Белла, - я вложил в голос все свое раздражение от того, что меня вынудили сделать нечто, не входившее в мои планы.

Ох и устрою я тебе, моя дорогая, когда я выйду отсюда! Дай только срок!

 - Привет, Белла. - Элис просто источала дружелюбие. В отличие от меня, ей не стоило опасаться будущего. - Рада наконец с тобой познакомиться!

Я повернулся и бросил на нее испепеляющий взгляд. Радуйся, радуйся…

 - Привет! - в голосе Беллы прозвучала робость.

Она явно пока не знала, как вести себя с остальными членами моей семьи.

 - Готов? — Элис повернулась ко мне.

 - Почти. Подожди меня у машины.

Удовлетворенная тем, что получила желаемое, Элис упорхнула к выходу. Я обратил внимание, как Белла с тревогой взглянула ей вслед. Неужели Элис ей не понравилась?

Наконец, она повернулась ко мне.

 -  Мне следует пожелать вам удачи, или это неуместно? — поинтересовалась она.

Да, действительно, удача мне сейчас понадобится. Хотя бы для того, чтобы иметь силы оторваться и уйти от нее.

 - Ну, удача никому не помешает, — я попытался перевести все в шутку.

 - Тогда желаю удачи! - Я уловил иронию в ее голосе и понял, что она пытается подшутить над моей самоуверенностью охотника.

 - Очень постараюсь!  - я едва заметно улыбнулся, и она поняла, что ее ирония не прошла для меня незамеченной. — А ты, пожалуйста, будь поосторожнее!

Я оставлял ее без присмотра больше чем на 12 часов, и мне оставалось только молиться, чтобы за это время на нее не упал метеорит или она не утонула в ванной. Теперь я уже не представлял, как она протянула все эти 17 лет без моей защиты.

 - Для тебя это действительно испытание. Дай мне слово!

 - Обещаю себя беречь! — в ее голосе послышалось легкое раздражение. — Сегодня вечером собираюсь стирать — наверняка опасностей будет море!

 - Не упади в машину!  - я не удержался, чтобы не поддеть ее.

-  Очень постараюсь. – Белла взглянула на меня исподлобья, надув губы как маленький ребенок.

Мне пришлось подняться, и она тоже нехотя встала из-за стола.

 - Увидимся завтра, -  вперемешку с надеждой в ее голосе прозвучала грусть.

Я вдруг почувствовал, что горечь предстоящей разлуки вдруг стала менее острой – Белла не меньше меня ждала завтрашнего утра. Чтобы снова встретиться.

 - Для тебя это слишком долго? – Я не смог удержаться, чтобы не найти подтверждение своих мыслей в ее словах.

Она кивнула, печально глядя на меня.

Я почти задохнулся от нахлынувших на меня чувств.

 - Приеду утром,  - коротко бросил я, боясь, что еще секунда – и я сгребу ее в охапку и никуда не поеду.

Однако такого сухого прощания мне было уже мало. Я протянул руку и осторожно коснулся пальцами ее щеки – теперь для меня это стало священным ритуалом. Краска прилила к ее щекам, но глаз она не опустила. Я почувствовал, как пульсирует ее кровь под тонкой, нежной кожей – это воспоминание я увозил сейчас с собой, чтобы дожить до следующей нашей встречи.

Больше мы не произнесли ни слова. Я развернулся и пошел к дверям столовой, изо всех сил надеясь, что Белла смотрит мне вслед.

Я до сих пор не мог осознать, что мне хватило сил покинуть ее по собственной воле, и мое сердце выдержало это.

Всего лишь до завтра.

Завтра утром я снова увижу ее, и никто и уже ничто и никто сможет встать между нами.